Меню Закрыть

10 декабря

Сухотинский
монстырь

3. Открытие Тамбовской епархии и первый тамбовский епископ

В XVI-XVII вв. территория Тамбовского края фактически была вновь заселена выходцами с Рязанщины и служилыми людьми из центральных областей России. Поселенцы вернулись в те места, где и прежде жили русские люди (например в Тамбове еще в XIII-XIV вв. существовала славянская крепость, что подтверждается археологическими раскопаками на ул. Ст. Разина, проведенными С.И. Андреевым в 2005 г.). Но было основано и множество новых поселений. Городки, острожки ставились в тех местах, где было наиболее удобно вести борьбу с татарами.

Фактически вся территории будущей епархии находилась на военном положении и основу населения ее составляли военнослужащие. Положение духовенства было сродни положению военного духовенства в синодальной России. В XVII в. священники исполняющие свои пастырские обязанности несли именно государеву службу, о чем свидетельствует и тот факт, что храмам расположенным в стратегически важных пунктах давалось государево жалование или в виде земельных пожалований (как в селах Челнавской линии) или же денежной ругой (таковая была дана Преображенской церкви г. Тамбова)

В 1644–1645 гг. большая часть территории будущей Тамбовской епархии находилась в ведении Патриарха Московского. Она разделялась на Тамбовскую десятину (23 церкви и 1 часовня) и Козловскую десятину (28 церквей и 4 часовни). С 1645 г. эти церкви уже в ведении Рязанских архиереев. Окладные книги Тамбовского и Козловского уездов дают некоторое представление о том каково было состояние христианства на тамбовской земле за шесть лет до открытия епархии т.е. в 1676 г.  Состав населения в основном служилый: казаки, солдаты, дети боярские, стрельцы, драгуны, пушкари и пр. Зависимое население, т. е. крестьяне составляет незначительную часть и по преимуществу проживали в монастырских вотчинах (на нашей территории были вотчины Солотчинского, Спасского Рязанского, Никола-Радовицкого монастырей). Особую социальную прослойку составляли вдовы, дворы которых находились во многих селах.

В каждом селе имелся храм или же часовня, но даже и при часовне нередко жил священник, а то и дьячек. Это говорит о том, что богослужение проводилось регулярно, требы исправлялись. Причт храмов в основном состоял из священника, дьячка и иногда пономаря. Наличие диаконов с составе причтов этого времени большая редкость. В крупных селах (100 дворов) было два священника, а в Сосновке было их три (в селе 329 дворов, в состав прихода входила д. Вирятино). В состав причта включались и просфорни, которые чаще всего были из вдов дьячков или священников. При всех храмах имелась земля в размере от 9 до 30 четвертей (одна четверть примерно 0, 5 гектара) пашни и покосы в размере от 15 до 400 копен.

Таким образом говорить, что край был малонаселен, совсем не просвящен, переполнен раскольниками и разбойниками вовсе не приходится. Стольник князь Кропоткин в «Выписи данной полковым казакам с. Горелое» за 1677 г. указывает, что из 513 человек живших в селе в бегах было только пять. Что касается просвещенности и традиций, то нужно сказать о том, что в наших краях жили не выходцы с другой планеты, а те же русские люди, что и в Москве, Рязани и других городах. И уклад жизни их был вполне традиционен, даже и на новом месте.

Книги в крае имелись и относились к ним очень бережно, почитая на вес золота. Мы знаем, что довольно обширное книжное собрание было в Мамонтовой пустыни. Все это конечно же была богослужебная литература, но не надо забывать, что богослужебные тексты в то время являлись основой знаний. В том же селе Горелом Минея общая переписана от руки, а вдова священника Ирадиона хранила у себя Псалтирь и часослов. Не следует также забывать, что у нас был свой летописный труд — Тамбовский летописец, а это также свидетельствует в пользу того, что в крае жили образованные люди.

Принято считать, что и особо почитаемые святыни у нас появились только со свт. Питирима, однако с приездом святителя у нас начинается новая эпоха о которой мы поговорим в своем месте, до него же в Троицком храме г. Тамбова пребывала очень почитаемая икона свт. Николая, в Преображенском соборе Казанская икона Божией Матери, в храме с. Хлыстово икона великомученицы Параскевы, в Мамонтовой пустыни образ свт. Николая. Вообще почитание свт. Николая распространено в крае, в честь него названы многие древние храмы, которые строились первоначально, еще до основания Тамбова (в Шацке, или в той же Морше). Можно предположить, что святитель Николай считался небесным покровителем Тамбовской земли. На втором месте по почитанию из святых стоял прп. Сергий Радонежский, в честь него было освящено 15 престолов в разных храмах Тамбовского края. Доепархаильная история наша вполне традиционна, люди жили здесь еще старым бытом, старым укладом и даже пользовались при богослужении (еще и в конце XVII в.) старопечатными книгами. Таким образом тезис об дикости края, отсталости его в христианском смысле малоубедителен. Другой вопрос в том, что действительно проживающие здесь христиане были значительно удалены от центров епископской власти и очень остро стоял вопрос о просвещении в христианском духе все еще многочисленных язычников-мордвинов.

У московского правительства и церковных властей идея об открытии Тамбовской епархии возникла еще в 1654 г. Тогда было вполне понятно значение такой идеи: обширные земли включенные в сферу интересов Русского государства должны были иметь не только представителя светской власти (воевода), но и духовной (епископ). Однако в то время идея так и осталась идеей. На более серьезном уровне вопрос поднялся на Московском соборе 1667 г., но ситуация теперь выглядела несколько иначе. С одной стороны на Тамбовщине скопилось определенное количество раскольников, которые жили своими небольшими поселениями, а иной раз и целые «крепости» строили (Дубасов упоминает о городке между Тамбовом и Козловом с населением до 500 чел.), которые фактически жили сами по себе, не признавая существующую государственную власть. Поэтому вполне логично было учредить Тамбовскую епархию и не случайно, что вместе с нашей епархией была открыта и Воронежская, которая находилась примерно в таком же положении. То что открытие епархии было совместной инициативой Церкви и государства свидетельствуют слова царя Федора Алексеевича, обращенные в 1681 году к патриарху Иоакиму: «Архиерейское вновь прибавление потребно и нужно для того, что во многих дальних местах христианская вера не расширяется, развратники же святыя церкви там умножаются, зане не имеют себе возбранения за разстоянием дальним, понеже в епархиях град от града и место от места имеют разстояние немало».

Итак в 1682 г. епархия была открыта. Как это всегда бывает в России начиная что-то новое, мы часто не думаем о том, а как собственно это новое осуществлять. Епархию открыли, епископа назначили, но совершенно не подумали о том, а как собственно он будет осуществлять свою деятельность не обладая ни финансовыми, ни материальными средствами? Наш первый епископ стал заложником не столько своего, как писали в прошлом историки, «строптивого и гордого» нрава, а совершенного разгильдяйства высших светских и церковных властей. Судите сами: 26 марта 1682 г. бывший архимандрит Галичкого Покровского монастыря Леонтий был посвящен патриархом Иоакимом в епископа Тамбовского и Козловского. Епархия, которой ему предстояло управлять была небольшой всего 3 города (Тамбов, Козлов и Добрый) и 160 церквей. Отправлялся на новое место епископ Леонтий, что называется «гол как сокол», у него не было ни облачений, ни богослужебных книг, ему даже негде было в Тамбове жить. Правда эту проблему на первое время решили выдав из рязанской домовой казны «книги, церковное архиерейское облачение и одеяние, посох, кареты, запас, посуды, деньги». Для обеспечения нужд новооткрывшейся кафедры по указу царя Федора Алексеевича в распоряжение архиерея должны было поступить два монастыря: Мамонтова и Троицкая пустынь. Но оба эти монастыря были вотчинами: первый Саввино-Сторожевского, а второй Чудова монастырей. Когда принималось это решение еще был жив царь Федор Алексеевич, возможно он как-то собирался решить эту проблему компенсировав потери московских монастырей, но он умер в 1682 г. и после него эту проблему никто не решал.

Зная все это, Леонтий предпринял попытку взять под свой контроль Козловский Троицкий монастырь, но козловцы написали челобитную в Москву и последовал царский указ, в котором не только не велено было епископу трогать монастырь, но он явно был возвышен над другими и противопоставлен епископской власти, так как: «тому монастырю велено быть в той епархии ныне и впредь особо». И тогда же козловский настоятель Дорофей был возведен в сан архимандрита. Попытка осуществить свои права в отношении Мамонтовской пустыни, также ни к чему хорошему не привела и фактически закончилась поражением для Леонтия, так ка саввинские монахи пользуясь своими связями при дворе добились того, чтобы их Мамонтовская вотчина оставалсь в неприкосновенности. Понимая всю сложность своего положения епископ Леонтий предпринял отчаянный шаг решившись на силовую акцию: разобраться с непокорными монахами владыка послал боярского сына Григория Шашковского и подъячего Ивана Рубцова. Те устроили в пустыни погром — избили «смертным боем» строителя старца Иону и отправили его в оковах в Козлов, побили плетьми монастырского слугу Ивана Агеева, описали все имущества монастыря и забрали монастырскую казну. Саввинские власти вновь начали дело против Леонтия, которое закончилось окончательной потерей Мамонтовой пустыни для епископа.

Прибыв в Тамбов 24 ноября 1682 г. и поселившись в полуразваленном доме построенном еще для приезда рязанских владык, видя ветхий собор со скудной обстановкой и утварью, владыка Леонтий еще больше задумался о том, где же взять денег, чтобы восстановить все это хозяйство. Единственный источник, который еще оставался в распоряжении епископа это пошлины со ставленных грамот кандидатов на священство. Ставка их была определена на Стоглавом соборе, но она, может быть достаточна была для обширных епархий, а для такой как Тамбовская сборы получались мизерные. Вот и решил епископ Леонтий увеличить эту ставку, чем фактически подписал себе приговор, так как сразу же настроил против себя и духовенство и прихожан. Те стали на него жаловаться, из Костромы прислали игумена Тимофея, чтобы он провел расследование и в результате епископ Леонтий «отлучен бысть престола своего за поставление священного чина на мзде». Такова печальная история правления первого Тамбовского епископа.

Курс лекций по истории Тамбовской епархии. Автор: преподаватель Тамбовской духовной семинарии. О.Ю. Лёвин. 2003 — 2015 г. 

Источники и литература:
Введенский С. Н. Тамбовский епископ Леонтий. Исторический вестник. М., 1900. №6. с. 938–952 ТЕВ. 1896. № 34.
Покровский И. Тамбовская епархия и ее пределы. Казань, 1896.
Выпись данная писцом стольником князем Кропоткиным полковым казакам с. Горелое Тамбовского уезда 1677 г. ИТУАК.